Суббота, 20.07.2019, 15:26Главная | Регистрация | Вход

Форма входа

Категории раздела

Уфология [2]
Любые аномальные (или считающиеся таковыми) явления, возникающие в атмосфере и за ее пределами...
Полтергейст [3]
Криптобиология [2]
В основном все, что касается гоминидов (снежного человека, лешего, чупакабры) ну а так же кикиморы, русалки и т.п. нечисть.
Полезные материалы [2]
Правила поведения в экспедициях
Наши экспедиции [36]

Поиск

Календарь

«  Июль 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

Наш опрос

Какие аномальные явления вам наиболее интересны?
Всего ответов: 76

Статистика


В теме: 1
Чужие: 1
Свои: 0
Лесные сущности
Леший - лесная нечисть, полноправный и неограниченный хозяин леса: волчий и медвежий пастух. Все звери и птицы лесные повинуются ему.
 
Живёт он в лесной чаще, куда редко ступает нога человека. Он умеет оборачиваться и обычно является людям в виде дряхлого старичка или простого мужичка в соломенной шляпе и с корзинкой полной грибов или без них, либо с котомкой (сумой) за плечами.
 
Леший может быть с головы до пят в шерсти. Может носить бараний кафтан или бараний полушубок, который запахнут на правую сторону; обутка (обувь) его обута наоборот; глаза горят зелёным огнём, а волосы у него длинные серо-зелёные; на лице нет ни ресниц, ни бровей. Иногда его представляют одноглазым. Леший то ростом с траву, то высотой с сосну. Может также обратится в медведя или старое дерево. Иногда он кричит и пугает людей (обычно если они плохо себя ведут в лесу: шумят, мусорят и ломают деревья).
 
В его задачи входит охранять лес и зверей в нём живущих, потому его крайне опасаются знающие лесорубы и охотники. Прознав, что в какой-то чаще живёт Леший, они стараются обходить её стороной. Такая чаща считается заповедной и священной.

Леший - начальник над всеми деревьями и зверями и всякой твари, живущей в лесу. Лес - это его стихия. И, потому, без его разрешения в лес заходить не стоит, а уж тем более причинять лесу какой бы то ни было вред. Леший носится по своему лесу как угорелый, с чрезвычайной быстрой и всегда без шапки. Людям, которые встретились ему в лесу, старается прикинуться человеком, но его легко разоблачить, ибо можно ясно разглядеть, что он корноухий (правого уха нет), и что волосы его зачёсаны налево. Леший любит морочить голову путникам и сбивает их с тропинки путая тропы и начиная водить кругами ("кружит по лесу"). Он может обойти вокруг неосторожного человека, и тот долго ещё будет метаться внутри волшебного круга до полного изнеможения, не в силах преступить замкнутую черту.

Леший, как и вся живая приРОДа, умеет воздавать добром за добро. А нужно ему лишь одно: чтобы человек, входя в лес, уважал лесные законы и не причинял лесу вреда. И очень обрадуется Леший, если оставить ему где-нибудь на пеньке лакомства, какие в лесу не растут, например, пирожок или пряник, а также попросить вслух его помощи в поиске грибов и ягод. Лесной хозяин обязательно наградит вежливого и уважающего его человека грибами и ягодами (выведет на то место, где растут таковые), а заблудшему человеку поможет выйти из лесу.

Существует распространённое в народе поверье связанное с Ерофеевым днём: "На Ерофея, - считали крестьяне, - лешие с лесом расстаются". Именно в этот день они ломают деревья, гоняют зверей по лесу до тех пора, пока не проваливаются под землю. Не полагалось в эту пору даже заглядывать в лес - там страшно: "Леший бесится".

Не смотря на то, что Леший обычно живёт в лесу, он не гнушался покинуть свою территорию и досаждать людям в их жилищах. Сказывают, что лешие жили в лесу в избушках, брали в жёны заблудившихся девушек, и вели самое обычное хозяйство. Только им ни сеять, ни жать, ни коров доить было не нужно. Весь необходимый скарб и еду лешие добывали в деревне: смотрели, кто из хозяек не ценит пищу (дарованную Богом на днесь, то есть день), кто ленится ухаживать за домашней утварью и одеждой, кто не моет рук перед дойкой и севом, да кто неправедно живёт, а затем похищали у них всё добро. Впрочем, одинокие лешие обитали в густых камышах или лесных трущобах, и, в основном, развлекались заморачиванием людей.

Человеку лучше с Лешим не встречаться. Является он в разных видах, будучи по своей сути бескрылым, бестелесным и безрогим. Возникает в разных обличиях или издавая дикие, наводящие ужас крики, он сбивает с пути человека, который затем долго плутает по лесу. Довольный, что шутка удалась, леший истошно хохочет и хлопает в ладоши, что бесспорно, радости заблудившемуся не прибавляет.
 
Единственным средством против этих злых козней в народе считался следующий метод: обнаружив, что пути-дороги (тропинки) потеряны, следует вывернуть и надеть абсолютно всю одежду наизнанку - и тогда чары развеются, и горе-путнику удаётся покинуть страшный лес.

Лешие не столько вредят людям, сколько проказят и шутят, и, в этом случае, вполне уподобляются своим сородичам - домовым. Проказят они грубо, а шутят зло. Самые обычные приёмы проказ - завести человека в чащу в такое место, из которого никак не выбраться, либо напустить в глаза тумана, что совсем собьёт с толку, и заблудившейся человек долго будет кружить по лесу. Однако леший всё-таки не ведёт человека на прямую погибель. Следует помнить, что он карает людей за употребление непотребных слов и произнесения проклятий и хулы в его адрес.

Лешие подчиняются Богу Яриле и его отцу - Велесу. В Киевской и Черниговской губерниях различали лесунов и полевиков; первых представляли великанами сероватого и пепельного цветов, а о последних же рассказывали, что они равны с высотой хлеба, растущего в поле, и после жатвы делаются такими крохотными, как стерня (нижняя часть стебля зерновых культур).

Сказывают, что иногда леший показывается голый. И тогда легко заметить, как сходен он с общепринятым изображением чёрта: на голове у него рога, ноги козлиные, голова и вся нижняя половина тела мохнатые, весь в космах, борода козлиная - клином, на руках длинные когти.

В Белоруссии его называют лесным цмоком, который морит у крестьян скот, высасывает ночью у коров молоко и делает нивы неплодными. Во Владимирской губернии Лешего называли дикиньким мужичком. Близ Рязани верят, что в лесах обитают царьки с золотыми рожками.



Якубович Лукьян Андреевич - Леший (стихотворение, 1833 г.):

В час урочный полнолунья,
С тёмным лесом наравне, -
Говорит молва-вещунья, -
Кто-то бродит в тишине.
Пономарь пройдёт ли пеший,
Псарь проедет ли верхом,
Всяк, крестяся, молвит: "Леший
Загулял не пред добром!"

Есть под лесом две слободки.
Где, резвясь под вечерок,
Пляшут парни и молодки
Под волынку и гудок.
Там старика, сидя с старухой
На траве перед крыльцом,
Говорит: "И я был ухо,
Плясуном и молодцом!..

Помнишь? Дуню мы видали:
То-то девка-клад была!
Щёки алые пылали,
В пляске лебедем плыла.
Где ж теперь моя воструха,
Как, бывало, в красны дни?.."
- "Эх! - промолвила старуха
Боже нас оборони!
Слышишь по лесу хохочет?
Слышишь вой?.. Она ревёт;
Обойти тебя, знать, хочет;
Берегися - уведёт!"
 
В некоторых областях России Леший носил название Гаркуна. Оно характеризует одну из существенных черт лесного духа - громкий, "гаркающий" голос, а также шумное поведение, любовь к выкрикам (гаркать - "кликать", "звать"). По поверьям разных районов России, леший подражает голосам животных и птиц, "ржёт как конь", свистит, хлопает в ладоши, поёт, хохочет, кричит (причём, часто повторяя "эхом" последние слова встреченного человека). Леший не говорит, но часто и громко хлопает в ладоши и гагайкает (Ярославская обл.); в ночное время леший "кричит и поёт, как человек, плачет, как ребёнок, свищет, гавкает, хлопает в ладоши и тем заводит людей в совершенно незнакомые места" (Симбирская обл.); леший с огромной дубиной в руках гагайкает вдали и аукается (Костромская обл.). Кое-где, лешего называли также Белым Дедушкой.

Шумом сопровождается появление лешего в одном из крестьянских рассказов севера России: "Идёт кто-то, да гайкает, да свищет". Увидели сперва чёрную собаку, а потом кто-то в белой рубашке, "смотрит, смотрит, да как захохочет. Только по лесу раздалось, покатилось. Потом повторилось и пошло опять той же дорогой. Пошло, пошло и ушло".

На Колыме леший носит название Букарка, а в Костромской области его также называют Большим. В некоторых областях России его также именовали Блудом, ибо он заставляет плутать и блудить по лесу. "Блуд водит пьяных" (Калужская обл.); "Водит леший, водит блуд" (Смоленская обл.); "Начали уж блудиться, ладно вывел полесной (леший)" (Вятская обл.).

По общераспространённым русским поверьям, люди блуждают и теряются в лесу не по своей воле; их заставляет "блудить", "водит" неопределённого или самого разнообразного облика нечистая сила (чаще всего в образе людей-попутчиков, знакомых, родственников, старух, мальчиков и т.п.). Распространены представления о том, что "водит" именно леший. На Новгородчине, например, полагали, что леший живёт в тёмной чаще и в таком лесу непременно "блудит": "Лесовик скотину убирает да кормит травой и народ блудит".

 
Причины блуждания бывают различны:
  • уход из дома (или появление в лесу) без благословления или обращения к лешему;
  • в неурочный или "недобрый" час (минуту, секунду);
  • проклятье; слишком шумное поведение в лесу;
  • попадание "на след" или на дорогу лешего и т.п.
 
Стремясь избежать несчастий, в Сургутском крае, например, при входе в лес "вожата" собирала всех идущих туда вокруг себя и читала три раза особый заговор вместе с собравшимися. Лишь после этого все расходились по лесу, стараясь поддерживать связь на расстоянии постоянно перекликаясь. А костромичи Ветлужского уезда были уверены, что болезни, происходящие от перехода через след Большого (Лешего), одни из самых серьёзных.

Заблудившихся, обмороченных лешим людей разыскивали с особой осторожностью. В Свердловской области, в частности, советовали: "А блудящему человеку не кричи, ежели увидишь, только тогда кричи". От "блужданья" помогают выворачивание, переодевание наизнанку и вытряхивание одежды, переобувание; а также особые заговоры или матерная брань. "Отвести", вернуть заблудившегося могут ведуны, а также молитвы домашних.
 
 
 
Боровик (Боровой) - русский дух бора и рощи; "хозяин" бора; Леший; чёрт. "По бору ходит боровой, хуже медведя, самый страшный. Борового-то зовут леший" (Архангельская область); "Уж она (Ворожея) луче знат, как звать - боровой, лешак ли" (Архангельская область); "Боровой-то и есь лешой" (Псковская область). Известные нам упоминания о боровых редки.
 
На Вологодчине боровики (боровички) - маленькие старички ростом в четверть аршина. Они "заведуют" грибами (груздями, рыжиками), живут под грибами и питаются ими.
 
Однако чаще всего боровой - это тот же леший, но обитающий в определённом месте леса - в бору, сосновом лесу, возвышенном месте в лесу. Иногда боровой описывается как "младший" лесной дух, подчинённый главному лесовику (Лешему).
 
Может оборачиваться громадным медведем (по народным поверьям, медведь - хозяин леса), но без хвоста, чем и отличается от настоящего зверя. Питается животными, но иногда заедает и людей. Когда люди хотят увидеть Боровика, чтобы договориться с ним о благополучном выпасе скота, о том, чтобы вернул пропавших без вести (человека, скотину), излечил от привязавшейся в бору болезни - берут кошку, и начинают её душить. Заслышав кошачье мяуканье, Боровик выходит из лесу к человеку и вступает с ним в переговоры.
 
Рассказы по Вологодской области:
 
№ 53. Потерялись три девочки — семи, семи и девяти лет. Пошли искать. Нет и нет. На тринадцатый день нашли. Нам, говорят, дяденька приносил кушать. А спать ложиться — подойдет к ели. Внизу все мхом, а сверху как одеяло. А заморозки до —12. Летние платьица, в сандаликах. Он, говорят, каждый вечер за нами ухаживал, и хлеб приносил, и суп мы кушали. Он нас угощал все время (Вологодская обл., Белозерский район, Пятница, 1988).
 
№ 54. В деревне мать прокляла дочку: «Леший тя унеси». И дочка ушла и ушла. И жила с вольним [Вольный - одно из наименований лешего]. Она много годов жила. Каждый год рожала чертей. Говорит, рожу, сразу и убегут. Везде он ее водил, где только ни водил. Сама рассказывала.
Стала мать ходить к колдунам. Наколдовали. Так он ее пнул, и она сколько катилась от него катком. Выкатилась в поле. Домой пришла. Но скоро померла (Вологодская обл., Белозерский район, Георгиевское, 1988).
 
№ 56. Девочка ушла на Троицу за березкой. Матери говорила: «Мама, я пойду в лес». А мать не пускала. А потом говорит: «А, лешак тебя возьми». И она ушла и ушла. Убежала и все. Долго искали. Ходили к колдуну. Колдун сказал отцу: «Обойдите всю паству с иконой 3 раза». И пошел отец, обходил. Такой ветер был, что отец думал, как живым остался. Береза отца как хрястнет, как хрястнет.
Ее отпустило, дедушко не мог ее дольше вести. И вот из этой деревни люди в Череповец поехали. Увидели ее. Она запомнила дедушку, который умер, он ее и водил, кормил ее. С краю-то деревни жила бабушка Степанида. Вот они под амбаром у нее отдохнули и пошли дальше. Лесом ее вел. Есть захочется — сойдут в деревню, он накормит. Или в магазин зайдет, накормит. Не боялась его — наш дедушко. Вывел ее в Череповец, в няньки нанял. А хозяйка говорит, наняла няньку странную. Ребенок ее боится, и она на ребенка не глядит. Привел ее пастух. Из леса вышла. Пусть, говорит, побудет у тебя в няньках. Лет 10—11 ей было. Евлановой Нюркой звали. Год не было дома. Наказал ей никому не говорить, где была. Она немного сказала, так ее под амбар забило. Она и не стала рассказывать. Она и сейчас живет, на Глебове (Вологодская обл., Белозерский район, Георгиевское, 1988).
 
№ 59. Я когда в девках была, слыхала. В Ванюшине было. Ушла девка, Маруськой звали, березки копать. Нет и нету ее. А ее вольний водил. Она на дедушкин [Дедушкин след - след лешего] след ступила. Водил за левую руку, так положено. До чего доводил — оборвалась вся.
Она говорит, Машка эта, открывали сундук любой, брали, что нужно, поедят, где хотят, а люди не видят. Соседи говорят: «Ваша Машка скатерку трясла». А родители ее не видели. Три недели эдак шаталась.
А у ее матери завет дан был на Казанскую Божью матерь. Так он сколько раз ее топил — никак. Два раза подводил к озеру топить, так зачнет топить — колокола зазвонят, он и бросит. А третий раз — как зазвонили колокола, он ей размахнулся да как кинет — на берегу она оказалась.
Пришла домой. А он ей заказал — ни гу-гу. А еще, говорит, бывало, не могу через перешагнуть, он так держит за руку— ноги ни до чего не достают.
А эта женщина после долго жила. В Ленинграде померла (Вологодская обл., Белозерский район, Акинино, 1988).

№ 65. На Новом Погосте Анна Максимовна живет. Она в поле жнет, а дети все в лес убежали. Она сыну кричит: «Воротись, воротись!» Он не вернулся. Ребята пришли, а он не вернулся. Она и пошла: ворожули где-то были. Ей сказали, иди. в гаэле, там будет копна, бери, чего там лежит. Она пришла в поле. Под одной копной ничего не было, под второй лежала змея. Она устрашилась, не взяла. Пошла домой, а он заревел: «Мама!» Еще ходила, не показалась больше змея ей. Так он и не вернулся. Она никому не призналась, а как-то проболталась, так ее под анбар запихало. Теперь ей нельзя рассказывать — задавит. Ока и сейчас живет в Глебово (Вологодская обл., Белозерский район, Георгиевское, 1988).

N° 66. Со мной женщина работала санитаркой в больнице, так у ней в молодости ребенок трех лет потерялся. Она сама мне рассказывала, как это было.
С ребятами убежал в лес. Они вернулись, а он нет. Не могли его никак найти. Так она ходила на Андому куда-то, к старичку одному. Он ей и сказал: «Там-то и там-то стоит копна, и что бы там ни лежало — бери руками». А женщина эта из Ивановского. Ну, она идет и видит, копна стоит. Откуда она взялась? Перед деревней-то они не косят. Копну она подняла, а там змея… Ой, как она переживала, что ее не взяла. Испугалась, закричала. И все пропало: и копна, и змея. Только по лесу слышно, как ребеночек побежал и заплакал.
Надо было ей взять, конечно. Может, это ее сын в змея превращен был. А может, просто где рядом за копной стоял. Так мальчишку и не нашли (Вологодская обл., Белозерский район, Георгиевское, 1988).
 
№ 67. Теленка в первый раз выгоняли. Не хотел идти. Хозяйка сказала: «Чтоб тебя леший взял!» Он и пошел в лес стрелой. Не вернулся. К дому потом подбегал, держали его, да он вырывался. Пошли к колдуну. Тот сказал пойти на кресты [Кресты - перекресток или развилка дорог], взять, что там лежит. «Не трусь, — говорит, — взять надо». А там куча змей на крестах. Она и струсила, не взяла. Так и пропал теленок (Вологодская обл., Белозерский район, Бекренево, 1988).
№ 125. Женщина рассказывала, что видела, как леший по деревне прошел. Он выше домов, а за ним ветер по деревне дет. Эта женщина ночью воду черпала. А ночью воду нельзя брать, ночью вода спит (Вологодская обл., Белозерский район, Георгиевское, 1988).
 
№ 126. У меня сестра потонула. А пошла она за лошадью. Идет лесом и... выше лесу пошел кто-то. Идет он, и колпак медный на голове. И пересек ей дорогу. И ей уж не живать на свете. Так она и умерла в этом году (Вологодская обл., Белозерския район, Олькино, 1988).
№ 127. На сенокос пошла. Идет весь черный, красным кушачком опоясан. Корзина на боку, будто за ягодам. Видела бочком. Потом боялася ходить. А если сказать: «Как на эти-то на ны надеть красные штаны», — он песню запоет. Но я-то не сказала, испугалась очень (Вологодская обл., Белозерский район, Ванютино, 1988).
 
№ 143. Бывает, что леший помогает человеку. Мне леший помогал дрова рубить. Праздник был, а у меня дров не было, лошадь-то не всегда дают. Я поехала в лес и взяла с собой сына Юру, он маленький тогда еще был. Смотрим, лесом какой-то человек идет. Мы едем, а он идет. Стали дрова рубить, я рублю и рядом кто-то рубит, эхо так и раздается. Не знаю, как и воз нарубила, как отмахала. Это мне леший помогал. Поехала обратно, Юра-то у меня на возу сидел. Смотрю, над лесом, выше леса леший идет. Тут ветер очень сильно задул, только нам с горы-то спускаться, тут как ураган начался. Не знаю, как и вышло так, воз-то у нас перевернуло, Юра под возом оказался. Не знаю, откуда и силы хватило, как одним духом поставила повозку правильно. Достаю сынишку-то, как из гроба, весь в снегу, и не видно. И дорога гладкая была, ну ровная, ровная. Потом мне старушка сказала, что хорошо, я с собой сына взяла, ангельская душа, вот бог-то меня и помиловал. Не знаю, как и до дому добралась (Вологодская обл., Кирилловский район, Благовещенское, 1979).
 
№ 146. Вольный у ствола руку поставит — порох летит, а дробь ловит. Вольного только медью взять можно. Один мужик охотился. Стрельнет, а попасть не может. Догадался, медью патрон зарядил. Выстрелил, а ему: «Что ты мне, — говорит,— наделал. Я бы тебе, — говорит, — дробь-то бы отдал». Руку пробил. «Иди домой» — и три раза стегнул, но не больно. Мужик пришел, на 3-й день с тоски умер. Свинец вольного не берет, а медь взяла (Вологодская обл., Белозерский район, Лойда, 1988).
147. Коровы потерялись. Пошли к старику. Он сказал, сколько человек пойти должно и какие слова сказать. «Ищите, где стояли коровы». Пришли. Стоит чудище, одна нога на берегу, другая на другом. Сказали: «Как на эти-то на ны надеть красные штаны». Хлопнул в ладоши и пошел. Лес дак... Идет и так громко. Как он пошел, обернулись, коровы стояли позади людей (Вологодская обл., Белозерский район, Пятница, 1988).
 
№ 148. Раньше рассказывал старик лойденский [из с. Лойда]. Знался один старик с вольнем. На Звижнев день [Здвиженье, Здвижнев, Звижнев день - церковный праздник Воздвиженья креста Господня] варили пиво ушатами. Выносили вольнему ушат пива и просили сплясать или спеть. Но если сплясать, то все повалится. Выносили пиво и говорили: «Приходи мотыгой пиво пить». Он выпьет и спрашивает: «Ну что, вам теперь спеть или сплясать?» Да, видно, не просили. Если плясать будет, так все повалится (Вологодская обл., Белозерский район, Боярское, 1988).
№ 149. Баба взяла ребенка на ниву. Сама жнет, а ребенок зыбке на кусту. Мужику наказала: «Поедешь, не забудь парня взять». Мужик поехал и забыл, в зыбке, на ниве-то. Прибежала баба, а Он качает:
«Бай-бай, спи, дитятко,
Матушка оставила,
Батюшко забыл».
Она растерялась, говорит: «Куманек, ты, батюшко, отдай-ко мне ребеночка». — «Ну, раз мой крестник, я ему принесу подарок». И корову ко двору пригнал (Вологодская обл., Белозерский район, Георгиевское, 1988).
 
№ 150. В Бекреневе один рыбак на зимнике [Зимник - дорога, по которой ездят только зимой] ночевал, на озере. Идут два вольных. Один нашего прихода, другой — иного. Один говорит: «Я его растопчу. Невежа! Лег на зимнике». А наш: «Нет, надо обойти!» (Вологодская обл., Белозерския район, Ивановское, 1988).
№ 161. Не доезжая до Белозерска восьми километров, мой отец хлеб ездил покупать. Зимой, на лошади — хлеба мало на год хватало — поехал ночью домой. А сорок километров к нам ехать. Лошадь, грит [говорит], под гору больно бегла быстро. Было воз большой — пять мешков муки.
Доехал там до деревни — далеко еще домой, поди, километров шестнадцать — ревит ревом... До другой деревни поехал — ревит. Вот уже последняя деревня к нам подходит. А до нашей еще восемь километров.
Вот как я заехал на гору — а ночь-то была месячная, светлая,— стоит, грит, на полозу как стог сена. Ну, вот, грит, остановил лошадь, что, если мы заденем, он нас остановить может. Я, грит, свернул на другой полоз, к нему, грит, спиной повернулся. Как, грит он, поровнялся я с ним, а он мне все в лицо заглядывает: такой дед, что ль, не знаю, в армяке (раньше носили). И весь-весь, грит, в этой, весь. Я, грит, как мерина стегнул, в сани повалился. Не помню, как и до деревни доехал.А он все там ревит, так и остался (Вологодская обл., Белозерский район, Лаврово, 1988).
 
 http://www.booksite.ru/fulltext/mip/hol/ogi/che/skye/2.htm#6
Copyright MyCorp © 2019 |